Индейка на большой дороге

Газета "Аргументы недели", № 41 (333) от 25 октября 2012

Индейка на большой дороге


В Ростовской области существует хозяйство, куда обязательно везут первых лиц государства – похвалиться успехами агропрома страны и области. К сожалению, таких мест у нас немного, иначе мы бы давно по производству «мяса, молока и зерна на душу населения» были впереди планеты всей.

Полный цикл

Полторы тысячи километров намотал одометр машины за два дня «экскурсии» по объектам компании. И далеко не всё увидел. 12 отдельно расположенных участков подращивания и выращивания индейки (93 птичника, каждый из которых длиной под 200 метров), инкубатор на 340 тыс. яиц единовременной закладки, мясоперерабатывающий завод производительностью 120 тонн мяса в сутки, а также комбикормовый завод. Минимальное расстояние между объектами – 3 км, но, как правило, оно значительно больше. Биобезопасность – религия птицеводов. Все мыслимые нормы перекрыты с запасом. Даже корма после приготовления не контактируют с внешней средой. Дороги делятся на «чистые» и «грязные»: по чистой привозят молодняк из инкубатора, грязная – для вывоза взрослой птицы на мясокомбинат. Дороги не пересекаются. Логистический центр компании скоро будет включать в себя 450 единиц техники: яйцевозы, цыплятовозы, кормовозы. А вМиллеровском районе области идут земляные и строительные работы на 19 площадках, запущен утиный проект. Это сотни километров газовых магистралей, дороги, линии электропередачи с резервированием, аварийные источники энергии и водоснабжения.

Во главе всей этой махины – 50-летний Вадим Ванеев. В феврале 2007 года я уже с ним встречался. Прошло пять с половиной лет. Вадим ни на йоту не заматерел, не успокоился. Всё так же накачан неуёмной энергией. Всё так же строит грандиозные планы. Один из заголовков к той давнишней статье был «Ростовский мечтатель». Только, в отличие от Ванеева из прошлого, за спиной нынешнего – вертикально выстроенный холдинг с колоссальными оборотами.

Ванееву явно тесно в рамках одного проекта. Десять лет назад главной проблемой было найти деньги, получить банковский кредит. Сегодня вопросы финансирования решаются проще – на ростовского мечтателя уже работает репутация человека дела. Когда все бросились заниматься курицей-яйцом, строить свинокомплексы, Вадим стал создавать фактически новую отрасль. Сейчас тот же фокус собирается проделать с утиным мясом.

Отработав модульный принцип на индейке, Ванеев взялся за утку. Риски минимальные. Есть опыт, есть профессионалы, знание, как обойти острые углы. Подобного построения бизнеса нет нигде в мире. Кто-то занимается только мясом, кто-то – переработкой, кто-то – яйцом. Отдельно существуют фирмы, специализирующиеся на транспортных услугах и кормах, строительных компонентах. И только Ванеевым создана система полного цикла. Она развивается, набирает обороты, попутно цепляя новые сферы. Похоже, Ванеев не то что остановиться – притормозить не сможет. Осваивает новые территории – на очереди Воронежская область. Хочет сделать дубль, клон донского проекта. Засматривается на Урал, Поволжье. Зерно должно быть рядом с производством. Шутит:

– По строительству таких комплексов могу докторскую диссертацию защитить. Есть команда, которой всё по плечу. Ты видел нашу работу. Моя позиция – бизнес должен быть красивым.

Первые птичники для индеек строили из импортных материалов – металлоконструкции, сэндвич-панели. Вышло красиво, но дорого. Сегодня всё строится из собственных материалов. Так же красиво, но уже намного дешевле. Появились четыре серьёзных производства – заводы металлоконструкций, сэндвич-панелей, оцинкования, окраски, на которых заняты 600 человек. Мало? На самом деле нет, просто уровень автоматизации очень высок. Одно из требований Ванеева – чтобы и через полвека эти производства и продукция были современными. На Западе взяли новейшие технологии и оборудование.

Проект имеет и морально-этический подтекст. Люди видят, что не только дураками и дорогами сильна Россия. Строит российская компания. А немцы, французы, израильтяне и американцы в шоке, по словам Ванеева, от культуры строительства и от объектов, которые они видят. Чаще всего употребляемая зарубежными индейководами характеристика при знакомстве с хозяйством – «Это фантастика». Своими ушами слышал. Я, к слову, тоже до сих пор под впечатлением. Всё, что видел до этого, – жалкая пародия.

В густонаселённом Старом Свете трудно развернуться, земля давно вся мелко нашинкована. В Новом Свете другая история – пик развития отрасли пришёлся на середину прошлого века. И птичники американцев на фоне ультрасовременных комплексов в Ростовской области выглядят убогими сараюшками. Правда, эти «сараюшки» выдают ежегодно 2,5 млн. тонн, или половину всего мяса индейки в мире.

Новое важнейшее направление – домостроение. Понастроить в экологически чистой глуши птицеводческие комплексы – полдела. Но там должны работать люди. Как удержать специалистов? Обеспечить жильём, инфраструктурой. Завод уже работает, линия из Германии, на выходе – красота. Хочешь многоквартирный дом – ставь, есть желание получить коттедж – не проблема.

К концу следующего года в компании будут работать 7 тыс. человек. Со стабильной зарплатой и интересной работой. Лет через пять – 15 тысяч. Подбирают людей с огоньком в глазах.

   Ванеев ставит планку выше некуда:  

– Хочу быть одним из мировых лидеров по производству индейки. США прирастёт в этом году всего на 30 тысяч тонн – куда им развиваться? некуда. А мы – уже вышли на 35 тысяч тонн. Но создавать крупный бизнес сложно, а в нашей стране особенно. Приходится думать, как сделать так, чтобы у тебя его не отняли, параллельно ломая голову над стратегией развития. Проект стартовал в 2003 году с нуля, с чистых листа и поля. Это не халява приватизации 90-х. И я буду за него биться в любое время и с кем угодно.

   Этот индюк не летает       
 
В Книге рекордов Гиннесса можно найти индюка-рекордсмена из США – 39 кг. Ванеев посмеивается: «Мелковат он против нашего!» Чтобы оторвать от земли и удержать в руках сопротивляющегося донского богатыря весом 45 кг, нужна неплохая физическая подготовка. «Нормальный» индюк отправляется на прилавок, набрав вес не более 21 кг.

  Чемоданный экспорт    
 
Перепроизводства и конкуренции Ванеев не боится. Накормит Россию, возьмётся за бездонные рынки Азии – индейку едят представители всех конфессий. Индейка с Американского континента безнадёжно проигрывает его продукции – замороженные до каменного состояния импортные тушки теряют вкусовые качества и полезные компоненты. К тому же там основа кормов – соя, у нас – пшеница. Гурманы утверждают: выращенная на пшенице птица вкуснее.

«Охлаждёнка» отправляется в торговые сети Москвы и Санкт-Петербурга, на Урал. А вот готовая к употреблению продукция мясоперерабатывающего завода – колбасы, карпаччо и прочие деликатесы сотни наименований – за пределы Ростовской области не попадают. Их попросту не хватает. На очереди расширение переработки. Я попробовал краковскую колбасу из индейки и, честно говоря, не понял, чем она отличается от обычной. Просто очень хорошая. А салями – как салями. Игорь Черепенин, технолог МПЗ, рассказал, что самым сложным было придумать, как имитировать кусочки шпика (жира), которые все привыкли видеть в колбасе на срезе. Придумали!

Один из руководителей компании, с которой у ростовчан контракт по генетической работе, уже второй раз повёз в Англию полчемодана копчёностей для личного употребления. Водитель Владимир Александрович схватил чемодан, чтобы положить в багажник, и сорвал спину. Господа на Западе до такого способа приготовления индейки ещё не додумались.

Доля индейки в мировом производстве мяса – почти 2%. Но её активно употребляют в пищу в самых богатых и развитых странах. А те, кто победнее, довольствуются традиционными видами мяса. Получается, курятина и свинина – еда неудачников?

 Редкая профессия  

Самая редкая, но и хорошо оплачиваемая профессия на птичниках, – осеменатор. Это крепкие мужчины, они работают с гренадерами птичьего мира. Индюки из-за своего веса опасны для самок – подавят. Поэтому приходится забирать у них семенной материал вручную. Говорят, птицы быстро привыкают, входят во вкус и радостно встречают человека. Потом марш-бросок со спринцовкой в «женский птичник» – всё должно произойти быстро, иначе материал испортится.